Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

NYT: американские либералы обвиняют Мердоков и в Брексите, и в победе Трампа

Руперт Мердок (Rupert Murdoch), основатель глобальной медиа-империи, в которую входит «Фокс Ньюс» (Fox News), сказал как-то, что «никогда ни о чем не просил ни одного премьер-министра».
Но эта его глобальная империя наделила Мердока таким влиянием на мировые дела, каким могут или могли похвастаться очень немногие частные лица за всю историю. Эта империя дала семье Мердока огромную власть над общественным мнением не только в Соединенных Штатах, но и в англоговорящих странах по всему миру.
Шестимесячное расследование «Нью-Йорк таймс» (The New York Times), охватывающее три континента и включающее более 150 интервью, показывает, как мистер Мердок и его враждующие друг с другом сыновья превратили свои медиа-площадки в машины политического влияния правого толка, которые дестабилизируют демократию в Северной Америке, Европе и Австралии.
Вот некоторые ключевые выводы из расследования «Нью-Йорк таймс» в отношении семьи Мердоков и той роли, которую они сыграли в формировании антилиберальной, правой политической волны, которая ныне катится по всему миру.
Вывод первый. Семья Мердоков в эпицентре глобальных потрясений.
«Фокс ньюс» уже давно, словно земное притяжение, затягивает в крайности республиканскую партию в Соединенных Штатах, давая голос своеобразному восстанию внутри этой партии, начатому недовольными националистами. Именно эта тенденция способствовала возвышению крайне правых и избранию президента Трампа.
Газета мистера Мердока «Сан» (The Sun) на протяжении многих лет демонизировала Европейский союз (ЕС) в глазах британских читателей и таким образом содействовала кампании за выход Британии из ЕС (Брексит). В результате удалось убедить небольшое большинство пришедших на участки британцев проголосовать за выход из блока на референдуме 2016 года. С тех пор в Британии царит политический хаос.
А в Австралии, где влияние Мердока на средства массовой информации особенно сильно, его СМИ добивались отмены налога на выбросы углерода в стране и содействовали отстранению от власти целого ряда премьер-министров, чья повестка дня была магнату не по душе, включая Малкольма Тернбулла (Malcolm Turnbull), который оставил свою должность в прошлом году.
В самом центре этих потрясений постоянно оказывается семья Мердоков, клан, чья вредная деятельность в последние годы и сформировала глобальный хаос последних лет, и одновременно стала его отражением.
«Нью-Йорк таймс» исследовала динамику этой семьи и ее влияние на империю Мердока, которая как раз сейчас минует точку невозврата в процессе передачи власти. 88-летний патриарх готовится передать бразды правления сыну. Избранником оказался тот сын, чьи политические взгляды более всего похожи на взгляды отца, — Лаклан Мердок (Lachlan Murdoch).
Как это ни парадоксально, ключевым шагом в этой передаче власти стало частичное расчленение империи, которая значительно сократилась в прошлом месяце, когда мистер Мердок продал одну из своих компаний, киностудию «21-й век Фокс» (21st Century Fox), компании «Уолт Дисней» (Walt Disney Company) за 71,3 миллиарда долларов.
Эта сделка превратила детей Мердока в миллиардеров, а Лаклану достался контроль над мощным политическим оружием: над хорошо налаженной компанией «Фокс Корпорейшн» (Fox Corporation), наиболее сильным активом которой является телеканал «Фокс ньюс».
Вывод второй. В прошлом году Мердок чуть не умер, и из-за состояния его здоровья вопрос о преемственности встал особенно остро.
Выбор преемника в течение многих лет являлся в семье Мердоков источником напряженности, особенно между сыновьями Мердока — Лакланом и Джеймсом (James Murdoch).
Братья очень не похожи друг на друга. Если Джеймс хотел, чтобы компания в большей степени ориентировалась на цифровые технологии и занимала более умеренную политическую позицию, то Лаклан всегда склонялся к реакционной политике, которая пользуется спросом в данный конкретный момент.
Всю свою жизнь братья боролись за преемственность в империи отца, и каждый из них считал, что по праву заслужил должность топ-менеджера. Когда мистер Мердок решил продвигать Лаклана, а не Джеймса, именно Лаклан поделился этими новостями со своим братом за ланчем, подбавив масла в огонь и без того серьезного раздора.
В знак протеста Джеймс ненадолго покинул компанию. Но его соблазнили тщательно продуманным компромиссом, согласно которому всем заправлял Лаклан, а Джеймсу давали возможность «сохранить лицо», введя общественность в заблуждение иллюзией того, что наследником якобы был именно он.
Однако все эти планы преемственности — а также выгодная сделка с компанией «Дисней» — едва не рухнули в прошлом году, когда Мердок сломал позвоночник после неудачного падения и обморока на яхте.
Его срочно отправили в больницу, и кончина медиа-магната казалась настолько близкой, что его супруга, модель Джерри Холл (Jerry Hall), собрала его детей, чтобы они попрощались с отцом.
Мистер Мердок выжил, однако его пребывание на волосок от смерти лишний раз подчеркнуло нестабильность, царящую в его семье, — а заодно и в самом сердце его империи.
Вывод третий. Империя Мердока служила чирлидером для американского президента и помогла отстранить от власти премьер-министра Австралии.
В последние годы СМИ Мердока занимаются тем, что пропагандируют политику правого толка и разжигают реакционный популизм по всему миру.
Во время кампании 2016 года ведущий «Фокс ньюс» Шон Хэннити (Sean Hannity) посоветовал бывшему адвокату президента Майклу Коэну (Michael D. Cohen) приглядывать за бывшими подругами или бывшими сотрудниками мистера Трампа, чтобы они не доставили ему лишних неприятностей, — об этом сообщают два человека, которым известно об этом разговоре (сам Хэннити опровергает эту информацию). Позднее Коэн был приговорен к трем годам тюремного заключения за «покупку молчания» двух женщин, которые сообщили о своих романах с Трампом.
Не менее дерзко империя Мердока поигрывала мускулами в Австралии, которая на протяжении многих лет была вотчиной Лаклана.
В Австралии Лаклан с пренебрежением отзывался об усилиях по борьбе с изменением климата и однажды сделал выговор сотрудникам одной из газет, принадлежащих его семье, а именно газеты «Аустрэлиан» (The Australian), за редакционную статью в поддержку однополых браков. (Сам он через представителя заявляет, что он лично за такие браки.) Он также сблизился с политиком Тони Эбботтом (Tony Abbott), который в 2013 году победил на выборах премьер-министра не без активной помощи газет Мердока.
Семья Мердоков изменила австралийский политический расклад в 2016 году, когда взяла под свой контроль «Скай Ньюс Австралия» (Sky News Australia) и переделала канал под модель «Фокс ньюс». В скором времени вниманию публики был представлен целый ряд политических ток-шоу с уклоном вправо, которые часто сосредотачивают свое внимание на таких вопросах, как межрасовые отношения, иммиграция и изменение климата. Программа получила название Sky After Dark.
В прошлом году австралийский экс-премьер Тернбулл и его сотрудники обвинили Руперта и Лаклана Мердоков в использовании принадлежащих им СМИ в целях подстрекательства — сообщалось, что Мердоки способствовали внутрипартийному перевороту, который вынудил Тернбулла в августе покинуть премьерскую должность. На смену Тернбуллу, умеренному политику и давнему врагу Эбботта, пришел правый националист Скотт Моррисон (Scott Morrison).
Мердоки отрицали какое бы то ни было участие в падении Тернбулла.
Вывод четвертый. Джеймс Мердок считал, что «Фокс ньюс» делает компанию токсичной, вредит ее репутации.
Джеймс Мердок разочаровался в семейной империи задолго до того, как Лаклан был выдвинут в качестве наследника. Так, он пришел к выводу, что «Фокс ньюс» является поставщиком разрушительной идеологической «нагрузки» для компании. Нагрузки, которая мешает компании внедрять инновации и расти.
Однако Лаклан и Руперт не разделяли этого мнения Джеймса. Когда в 2016 году на фоне скандала с сексуальными домогательствами был отправлен в отставку исполнительный директор «Фокс ньюс» Роджер Эйлс (Roger Ailes), Джеймс хотел модернизировать канал, сделав его менее пристрастным, менее «партийным» СМИ. Он даже выдвинул идею нанять Дэвида Роудса (David Rhodes), руководителя «Си-Би-Эс» (CBS).
Его предложения не получили дальнейшего развития. Лаклан и Руперт выступили против внесения каких бы то ни было изменений в то, что считали формулой победы, и решили по-прежнему выпускать типичные для «Фокс» программы провокационного, «поджигательского» характера.
Джеймс, однако, своими глазами видел тот ущерб, который наносили компании СМИ вроде «Фокс ньюс», он был убежден в этом ущербе.
Именно Джеймс был лицом империи Мердока в Великобритании в 2010 году во время попытки присоединить к империи «Бритиш Скай Броадкастинг» (British Sky Broadcasting), в которой компания владела миноритарным пакетом акций.
Это предложение провалилось из-за скандала с прослушиванием телефонных разговоров в 2011 году, когда Джеймсу и его отцу пришлось предстать перед парламентом, чтобы объяснить, почему их сотрудники взламывали голосовую почту частных граждан, включая телефонные сообщения для умершей 13-летней девочки. Этот скандал заставил Мердоков отказаться от своих претензий на «Скай».
Пять лет спустя, столкнувшись с давлением со стороны цифровых конкурентов, таких как «Нетфликс» (Netflix) и «Амазон» (Amazon), семья совершила вторую попытку приобрести «Скай». В качестве представителя империи вновь выступил Джеймс. Попытка опять провалилась, кончившись унизительным скандалом.
На этот раз он был связан с царившими на телеканале «Фокс Ньюс» нравами. Из-за обвинений в сексуальных домогательствах, для улаживания которых выплачивались отступные в миллионы долларов, канал пришлось покинуть мистеру Эйлсу, известному телеведущему Биллу О'Рейли (Bill O'Reilly) и Биллу Шайну (Bill Shine). Шайн, будучи управленцем, потом перешел на работу к президенту Трампу.
Поведение мистера Хэннити, который использовал свое шоу для распространения теорий заговора о причинах гибели сотрудника Национального комитета Демократической партии по имени Сет Рич (Seth Rich), также вызвало у британцев сомнения в этическом уровне компании Мердока.
После нескольких месяцев проверок от регулирующих органов — и тяжелых передряг внутри компании «21-й век Фокс» — в прошлом году британское правительство сделало Мердоку просто уничтожающий выговор.
Британские власти не только заблокировали заявку компании на покупку «Скай», но и постановили, что ни один из членов семьи Мердоков не может служить в «Скай» ни в каком качестве, в том числе и в правлении компании. В то время Джеймс состоял в должности председателя «Скай».
Это было глубочайшее унижение, которое раз и навсегда убедило Джеймса в том, что семейная империя не сможет выжить и сама себя погубит в условиях, созданных ее собственной политикой и заведенными в ней порядками. Лаклан, напротив, расценил этот провал как подтверждение собственного мнения, что Джеймс, уже один раз не сумевший приобрести «Скай», был неподходящим человеком для предложенной ему работы. Сам Джеймс придерживался этого мнения с самого начала.
Кто бы ни был прав относительно этой ситуации, когда столь необходимый канал для поступления доходов навсегда оказался вне досягаемости семьи, продажа компании «21-й век Фокс» стала неизбежной.
Вывод пятый. Сделка с «Дисней» усугубила семейный раскол.
Джеймс и Лаклан резко расходились во мнениях относительно перспективы продажи компании «21-й век Фокс» компании «Дисней». Джеймс настаивал на сделке, которая была завершена в прошлом месяце, а Лаклан отчаянно ей противился.
По словам людей, близких к его брату, Лаклан громогласно возражал против этой сделки, потому что она уменьшала империю, которую он по возвращении из Австралии в один прекрасный день собирался возглавить. Он пребывал в таком неистовстве, что в какой-то момент предупредил отца, что перестанет с ним разговаривать, если тот продолжит настаивать на сделке. Мердок проигнорировал эту угрозу. (Лаклан отрицает сам факт этого предупреждения.)
По словам людей, близких к Лаклану, его противодействие сделке отчасти подпитывалось подозрениями в том, что за решением его брата скрывались личные амбиции. Он думал, что Джеймс был готов продать «21-й век Фокс» за меньшую цену, чем она того стоила, потому что рассчитывал по условиям сделки получить рабочее место в компании «Дисней».
Данная сделка превратила «Дисней» в медиа-колосса, и работа там позволила бы Джеймсу позиционировать себя в качестве преемника главного исполнительного директора компании Роберта Айгера (Robert A. Iger). Это также позволило бы ему покинуть семейную компанию, избежать связанных с ней политических ассоциаций и перспективы работы на Лаклана.
Братья устраивали склоки по любому поводу. Когда в ответ на миграционный запрет Трампа 2017 года Джеймс захотел выступить с заявлением, гарантирующим права работающих в их компании мусульман, Лаклан был категорически против. Когда Джеймс за 30 миллионов долларов купил особняк своего отца в Беверли-Хиллз, Лаклан, который тоже хотел заполучить этот дом, настолько расстроился, что отец подарил ему часть находившейся там антикварной мебели. Тогда как Джеймс думал, что она входила в стоимость дома и он купил дом с мебелью.
Во время переговоров с компанией «Дисней» Мердок был настолько обеспокоен тем, что амбиции Джеймса могут помешать соглашению, что решил заверить мистера Айгера, что в условия договора не входит обязательство «Дисней» принять на работу его сына. В конце концов продажа состоялась, но Джеймс не получил место в компании «Дисней». Сегодня два брата в размолвке, едва говорят друг с другом.
Вывод шестой. Трое детей Мердока захотели уйти (из компании — прим. ред.), и Лаклан тоже не исключает такой возможности.
После сделки с компанией «Дисней» приверженность детей Мердока тому, что осталось от его медиа-империи, вызывает большие сомнения.
Сделка принесла им всем огромные средства: Мердок получил четыре миллиарда долларов, а его дети — по два миллиарда долларов каждый. Будучи руководителями компании «21-й век Фокс», Лаклан и Джеймс получили при ее продаже акции «Диснея» на сумму по 20 миллионов долларов каждому, да еще и «золотые парашюты» (выплату увольняемым из компании менеджерам — прим. ред.) на сумму 70 миллионов долларов каждый.
Мердок выстраивал свои компании, «21-й век Фокс» и «Ньюс корпорейшн» (News Corporation), так, чтобы «Мердок Фэмили Траст» (Murdoch Family Trust) владела в них контрольным пакетом акций. Ему принадлежало четыре из восьми голосов фонда, а остальные четыре были поделены между его четырьмя взрослыми детьми. Им было запрещено продавать эти акции посторонним.
Джеймс открыл свое дело в конце 2018 года. Чтобы совершить полный разрыв с компанией, он и его сестры Элизабет и Пруденс предложили продать свои акции Лаклану.
Мердок принял эту идею и призвал Лаклана выкупить права своих братьев и сестер. Тогда отец и сын владели бы компанией вместе.
Банкиры подготовили документы для осуществления продажи, но Лаклан пошел на попятную; он сказал, что это невыполнимо с финансовой точки зрения, хотя его решение вызвало вопросы о его собственной приверженности компании.
Близкие к Джеймсу люди говорили, что, по их мнению, Лаклан не уверен, хочет ли он остаться в компании после того, как сделка с «Дисней» будет завершена. По их словам, он может даже захотеть вернуться в Австралию.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
720

Похожие новости
22 октября 2019, 07:30
21 октября 2019, 10:00
20 октября 2019, 16:30
21 октября 2019, 06:30
21 октября 2019, 12:00
21 октября 2019, 21:10

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
22 октября 2019, 04:40
21 октября 2019, 12:50
22 октября 2019, 04:40
22 октября 2019, 07:30
22 октября 2019, 04:40
21 октября 2019, 12:00

Выбор дня
21 октября 2019, 12:50
21 октября 2019, 18:40
21 октября 2019, 10:00
21 октября 2019, 18:20
21 октября 2019, 23:50

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
20 октября 2019, 10:50
16 октября 2019, 20:00
15 октября 2019, 16:50
15 октября 2019, 14:00
15 октября 2019, 19:40
18 октября 2019, 11:10
20 октября 2019, 08:00