Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

NYT: как поколения русских пытались влиять на американские выборы

В 2016 году, в день выборов, Соединенные Штаты ждали мощного скрытого удара со стороны иностранного государства. «У нас был режим повышенной готовности», — вспоминает заместитель советника Барака Обамы по внутренней безопасности Эми Поуп (Amy Pope) в книге Дэвида Шаймера (David Shimer), журналиста и докторанта Оксфордского университета. В своей захватывающей работе «Манипуляция выборами» (RIGGED) он не только раскрывает читателям весь драматизм того судьбоносного дня и предшествующих ему недель, но и рассматривает российское вмешательство в более широком контексте, что было сделано впервые.
То, чего больше всего боялись президент Обама и его помощники, а именно попытка Кремля учинить хаос с помощью снятия избирателей с учета или изменения итогов голосования в колеблющихся округах, так и не произошло. Вместо этого, как большинству из нас известно, имело место крупномасштабное, нетривиальное российское вмешательство, сопровождавшееся взломом серверов Демократической партии, обнародованием компрометирующих материалов и распространением ложной информации через соцсети. В каком-то смысле Вашингтон, опасаясь ядерного нападения, дал Москве одержать победу в боевых действиях без применения ядерного оружия.
Шаймер ловко рисует сбалансированную картину того, что происходит с Белым домом во время этих беспрецедентных событий. Предшественники Обамы, заставшие холодную войну, позавидовали бы ему в том, что касается качества разведки. После обнародования электронных писем, похищенных хакерами с сервера Национального комитета Демократической партии в июне 2016 года, американское разведсообщество быстро установило, что за взлом несет ответственность российская разведка. Что еще более поразительно, благодаря источнику, который до сих пор остается засекреченным, стало известно, что взлом был осуществлен по приказу Владимира Путина.
Уверенность в причастности Путина чрезвычайно подняла ставки, вызвав споры в администрации Обамы о том, следует ли переходить в наступление. Среди возможных вариантов ответной реакции, пишет Шаймер, было развернуть кампанию в СМИ против Путина, в рамках которой во всех красках рассказать о расточительности президента и о нечестно добытых капиталах, которые он скрывает от российского народа. Госсекретарь Джон Керри (John Kerry) обсудил этот вариант с Белым домом. К августу 2016 года Обама принял решение не предпринимать какие-либо ответные шаги до 8 ноября.
Обладая структурой художественного романа и проницательностью настоящего исторического произведения, эта книга рассказывает об упущенной возможности — рисует понятную, но удручающую картину. Мы и до этого слышали о как минимум двух причинах того, почему Обама так поступил. Во-первых, это вероятность избрания Хиллари Клинтон. Во-вторых, вероятность того, что Дональд Трамп, потерпев поражение, будет утверждать, что выборы прошли нечестно.
Но эти всем известные опасения едва ли объясняют, почему не была запущена скрытая кибератака или приняты какие-либо другие ответные меры перед выборами. Отчасти, выяснил Шаймер, причиной послужило то, что Белый дом во главе с Бараком Обамой изначально недооценил масштаб проделок российской разведки. Хотя администрация быстро установила причастность Путина к этим событиям, ушло много времени на то, чтобы связать между собой все элементы российской атаки, которая осуществлялась на разных платформах и затронула 220 миллионов американских пользователей «Фейсбука», «Инстаграма» и «Твиттера». Майкл Морелл (Michael Morell), который в то время был замдиректора ЦРУ, говорит, что «разведка допустила осечку».
Но это не просто осечка контрразведки, дело еще и в неудачном анализе ситуации. У администрации не было понимания того, какой вред дезинформация в интернете может нанести нашей демократии. «Для меня самого стало в некотором роде шоком, насколько я был оторван от того, что происходит среди обычного народа», — заявил Джеймс Клэппер (James Clapper), занимавший пост директора Национальной разведки при Обаме. Однако в задачи американской разведки никогда не входила оценка того, как распространение ложной информации иностранным государством влияет на наше общество. Это работа избранников народа. Команда Обамы больше была озабочена тем, что Путин может сделать, а не тем, что уже сделал. В результате они упустили из виду тот факт, что вмешательство России в выборы — это самый серьезный ход Кремля против США со времен Карибского кризиса.
«Наша главная цель состояла в том, чтобы помешать России предпринять еще более серьезные шаги», — вспоминает экс-советник президента по национальной безопасности Сьюзан Райс (Susan Rice). Обама «всегда переживал насчет роста напряженности», — добавляет бывшая помощница госсекретаря США Виктория Нуланд (Victoria Nuland). Во времена холодной войны наиболее успешными во внешней политике были те президенты, которые не переоценивали способности Кремля. Приведу два примера: Гарри Трумэн дал отпор Сталину, когда тот устроил блокаду Западного Берлина, а Дуайт Эйзенхауэр проигнорировал угрозы Хрущева в адрес города. Несмотря на это, президент Обама в 2016 году решил, что Соединенные Штаты проиграют в рискованной игре с Путиным по принципу «око за око».
Чтобы поместить в контекст образ мыслей Обамы, Путина и их тайных солдат той осенью 2016 года, Шаймер ловко воссоздает историю того, как Вашингтон и Москва в принципе пришли к методу вмешательства в избирательный процесс. Практически не прибегая к новым данным из архивных источников, он доступно разъяснил читателю события тех лет. При этом ему удалось избежать непроизвольных рассуждений в стиле «пусть на себя посмотрят», которые испортили так много аналитических произведений.
Вмешательство в дела других стран и тайная поддержка союзников уже в 1917 году были не чужды большевикам. Только через поколение, после Второй мировой войны американцы начнут действовать теми же методами. Опасаясь, что коммунисты заручатся достаточным количеством голосов на выборах 1948 года и станут главной силой в итальянском парламенте, США вмешались, поддержав христианских демократов. В результате их партия одержала победу с большим перевесом. Администрация Трумэна не просто оказала экономическую помощь. Шаймер рассказывает, как, предвосхищая адресность, характерную для эпохи социальных сетей, американцев итальянского происхождения призывали писать письма родственникам в рамках масштабной агитационной кампании. Так, близкие этих людей в Италии получили около 10 миллионов посланий, где их предупреждали об опасностях, которые несет в себе коммунизм.
Тайное вмешательство США в итальянские выборы 1948 года, имевшее такой крупный успех, стало для ЦРУ пробным камнем. По словам ведомственного историка ЦРУ Дэвида Робарджа (David Robarge), итальянский пример стал «лекалом», которое энергично использовалось для воздействия на выборы в других странах в эпоху холодной войны. Тем временем СССР добивался некоторых успехов в Европе, сосредотачивая внимание на отдельных политиках. Но попытки влиять на американские выборы были малоудачны. В отличие от ЦРУ, КГБ не знал, как работает демократия и избирательные кампании.
С окончанием холодной войны у Кремля и Белого дома постепенно выработались разные взгляды на то, в каких случаях целесообразно вмешиваться в выборы. Для Соединенных Штатов воздействие на избирательный процесс станет, по словам ветерана ЦРУ Дугласа Уайза (Douglas Wise), «крайней мерой», в то время как Россия не только распробует этот инструмент, но и расширит набор необходимых навыков. После того как Россия прибрала к рукам Крым в 2014 году, а президент Обама примкнул к попыткам Европы помешать экспансионизму Кремля, Путин приказал использовать этот инструментарий против Соединенного Королевства накануне голосования по Брекситуи против нас.
Завершающая часть книги поистине отрезвляет. Уязвимость разномастной избирательной системы США, разнящейся от штата к штату, усилила опасения администрации Обамы по поводу того, что Путин воспользуется ростом напряженности, наблюдавшейся в 2016 году. И нет никаких оснований полагать, что наша избирательная инфраструктура сегодня менее уязвима перед лицом атак. Госсекретарь штата Джорджия (ныне губернатор) Брайан Кемп (Brian Kemp), отказываясь от какой-либо федеральной помощи четыре года назад, так пояснил свое решение: «Они теперь думают, что вся наша система голосования на грани катастрофы, потому что какие-то русские, мол, захотят ею воспользоваться».
Похожим образом некоторые сегодня выступают против голосования по почте — самого надежного способа избежать коронавирус и обойти хакеров Путина. И Кремль может быть уверен, что его действия будут оставаться безнаказанными, пока Трамп занимает кресло президента.
Однако если забыть о Трампе и его почитателях, мы сами — основная причина, почему такая уязвимость сохраняется. Мышление теориями заговора присуще США с самого момента их возникновения. Добавьте к этому разочарование, вызванное усугубившимся неравенством доходов, несправедливостью системы здравоохранения, которая стала еще более отчетливой из-за смертности от covid-19, а также злобной нетерпимостью, и вы получите рассадник разнонаправленной ненависти и демократического бездействия. Котел, c которым идеологически зашоренные Советы не знали, как поступать, теперь мутят их прагматичные преемники.
Российскую атаку на США в 2016 году можно рассматривать как первобытный грех, который привел к президентству Трампа. В ожидании национального голосования, на котором решится судьба Трампа и «трампизма», эта книга обязательна к прочтению.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
526

Похожие новости
10 августа 2020, 03:40
11 августа 2020, 00:30
11 августа 2020, 02:20
11 августа 2020, 06:10
10 августа 2020, 13:10
10 августа 2020, 16:50

Новости партнеров

Актуальные новости
10 августа 2020, 20:40
10 августа 2020, 20:40
10 августа 2020, 13:10
10 августа 2020, 15:00
10 августа 2020, 18:50
11 августа 2020, 04:20

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
07 августа 2020, 16:40
08 августа 2020, 22:10
07 августа 2020, 14:50
06 августа 2020, 17:00
08 августа 2020, 17:20
05 августа 2020, 12:00
06 августа 2020, 19:50