Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

NYT: Трамп мог списать расходы за молчание порноактрисы по графе «деловые расходы»

Читайте также первую часть
Вторая часть
«Нью-Йорк Таймс» изучила и проанализировала данные из тысяч личных и корпоративных налоговых отчетов за период с 2000 по 2017 годы, а также дополнительную налоговую информацию за другие годы. Там были данные о выплатах сотрудникам за несколько лет, были документы о денежных расчетах между президентом и его компаниями, а также информация о федеральных аудиторских проверках его налогов. В этой статье также использованы материалы десятков интервью и ранее неизвестная информация из других источников, как открытых, так и конфиденциальных.
Всю полученную редакцией информацию предоставили источники, имеющие к ней законный доступ. Большая часть налоговых данных прежде не публиковалась, однако газете удалось проверить часть этой информации, сопоставив ее с данными из открытого доступа и с конфиденциальными документами, полученными редакцией ранее.
Изучение всей этой документации равноценно пристальному взгляду на сложную структуру коммерческих интересов президента, а также на всю глубину его затруднительного положения. То, что всем известно под названием «Организация Трампа», на самом деле является объединением из 500 с лишним юридических лиц. Все эти компании целиком и полностью принадлежат Трампу, а многие носят его имя. Например, 105 из них используют в разных вариациях имя Трамп Маркс. Этим именем он пользуется при заключении лицензионных сделок.
Фрагменты налоговой отчетности Трампа и раньше просачивались в прессу.
«Нью-Йорк Таймс» в 2019 году получила копии его главной федеральной налоговой декларации с 1985 по 1994 годы. Эти документы показывают, что Трамп много лет нес убытки намного большие, чем почти все остальные американские налогоплательщики. Во время кампании 2016 года в редакцию анонимно были отправлены три страницы из его отчетности за 1995 год. Они показывают, что Трамп задекларировал убытки на 915,7 миллиона долларов и получил налоговый вычет, который мог позволить ему не платить федеральные подоходные налоги почти 20 лет. Спустя пять месяцев журналист Дэвид Кей Джонстон (David Cay Johnston) получил две страницы из декларации Трампа за 2005 год. В том году его состояние увеличилось настолько, что он начал платить налоги.
Проанализированные редакцией «Нью-Йорк Таймс» новые огромные массивы информации показывают повторяющуюся закономерность взлетов и падений, характерную для карьеры президента. Но все имеет свои пределы.
Например, в налоговой отчетности не показываются собственные средства налогоплательщика. В случае с Трампом это стало темой громкой риторики и дебатов. В документах можно увидеть большие денежные траты, но если о долгах в декларации сообщается, то имена кредиторов зачастую не упоминаются.
В этой информации нет новых откровений о тех 130 000 долларах, что были выплачены Стефани Клиффорд (Stephanie Clifford) (порноактриса со сценическим псевдонимом Сторми Дэниелс), хотя именно на эти деньги указал прокурор округа Манхэттен, требуя от Трампа налоговую отчетность и прочую финансовую информацию. Трамп признал, что компенсировал затраты своему бывшему адвокату Майклу Коэну (Michael D. Cohen), который заплатил актрисе, однако в полученных редакцией «Нью-Йорк таймс» документах нет подробной информации о выплатах Коэну. Но эта сумма могла быть незаконно включена в графу расходов на правовые услуги, которые списываются вместе с другими деловыми расходами. Включать их подробно в налоговую отчетность не требуется.
Ни одна тема не вызывала таких острых спекуляций о финансах Трампа, как его связи с Россией. Налоговые документы не показывают никаких ранее неизвестных финансовых связей. Нет в них и конкретики, хотя этого требуют правила. Но они проливают новый свет на те деньги, которые стояли за московским конкурсом «Мисс Вселенная», прошедшим в 2013 году. Это тема нескончаемой интриги, потому что впоследствии начались расследования российского вмешательства в выборы 2016 года.
Налоговые документы показывают, что московский конкурс «Мисс Вселенная» стал самым прибыльным для Трампа за все то время, что он был совладельцем этого международного проекта. Трамп лично получил гонорар в размере 2,3 миллиона долларов. Не в последнюю очередь это стало возможно благодаря семье Агаларовых, которая в 2016 году помогла организовать скандально известную встречу между сотрудниками штаба Трампа, искавшими компромат на Клинтон, и связанным с Кремлем юристом из России.
В августе сенатский комитет по разведке опубликовал доклад, где подробно излагаются обстоятельства московского конкурса. Там также указывается, что в феврале следователи направили повестку российскому певцу Эмину Агаларову, участвовавшему в организации конкурса. Отец Агаларова, миллиардер Арас Агаларов, заявляющий о своих тесных связях с Путиным, был партнером Трампа на этом мероприятии.
Комитет допросил одного из главных организаторов «Мисс Вселенной» Полу Шугарт (Paula Shugart), которая сказала, что Агаларовы предложили взять на себя финансирование мероприятия. Их семейная компания «Крокус Груп» заплатила лицензионный сбор в размере 6 миллионов долларов и еще 6 миллионов выделила на расходы по его проведению. Конкурс принес Агаларовым финансовые убытки, потому что они вернули себе всего два миллиона долларов. Однако Шугарт сказала следователям, что это была одна из самых «доходных сделок» за всю историю конкурса.
Это подтверждают и налоговые записи. Они показывают, что в 2013 году валовая выручка от конкурса составила 31,6 миллиона долларов. Это был самый высокий показатель как минимум с 1990-х годов. Трамп и второй совладелец «Мисс Вселенной» компания Эн-Би-Си поделили между собой прибыл в размере 4,7 миллиона долларов. Для сравнения: годом ранее они понесли убытки от конкурса в размере 2 миллиона долларов, да и через год после московского конкурса сумма убытков у них составила 3,8 миллиона.
В 2015 году Трамп колесил по стране, заявляя, что обладает уникальными качествами и имеет право быть президентом, потому что он «реально богат» и «построил великолепную компанию». В это самое время его нью-йоркские бухгалтерские работники деятельно наносили последние штрихи на его налоговую декларацию за 2014 год.
Сведя в таблицу по форме 1040 все прибыли и убытки от различных предприятий Трампа, бухгалтеры дошли до 56-й строки, куда им надо было занести общую сумму подоходного налога, которую должен был заплатить кандидат в президенты. Им понадобилось место всего для одной цифры.
Эта цифра была — ноль.
Трампу такой итог наверняка показался знакомым. Он уже четвертый год подряд не заплатил ни центра федерального подоходного налога.
Уклонение от уплаты подоходных налогов стало одним из самых удивительных открытий при изучении налоговой отчетности Трампа, особенно в связи с тем, что в остальных документах огромные суммы доходов были расписаны со всеми подробностями.
Чистый доход от славы Трампа — 50-процентная доля за «Ученика», а также те богатства, которыми его осыпали многочисленные просители, желавшие воспользоваться именем Трампа — составил в 2018 году 427,4 миллиона долларов. Еще 176,5 миллиона долларов прибыли он получил от инвестиций в два очень успешных офисных здания.
Так каким же образом ему удалось уклониться от уплаты всех налогов на такое состояние? Даже по фактической налоговой ставке, по которой платит налоги один процент самых богатых американцев, он должен был заплатить более 100 миллионов долларов.
Ответ на этот вопрос кроется в третьей категории деловых начинаний Трампа: в компаниях, которыми он владеет и которыми сам управляет. Коллективные и неизменные убытки этих компаний, которые Трамп декларировал, позволили ему избежать уплаты федерального подоходного налога с 600 миллионов долларов, полученных от «Ученика», от бренда и от инвестиций.
Такое уравнение является ключевым элементом в финансовой математике Трампа. Он использовал доходы от своей знаменитости на покупку и поддержку рискованных коммерческих предприятий, а затем выставлял напоказ их убытки, чтобы избежать уплаты налогов.
За всю карьеру Трампа его коммерческие убытки зачастую накапливались и доходили до таких размеров, что их невозможно было использовать для уменьшения налогов на другие доходы за один год. Но в налоговом законодательстве на этот случай есть обходной вариант. С определенными ограничениями владельцы компаний могут переносить остатки убытков на последующие годы, чтобы уменьшить налоги.
Это положение было радостным музыкальным сопровождением для Трампа всю его жизнь. Как показывают прежние материалы «Нью-Йорк Таймс» о его отчетности за 1995 год, почти миллиард долларов убытков от банкротства Трампа в начале 1990-х дал ему такой налоговый вычет, которым он мог пользоваться 18 лет.
Более свежая налоговая отчетность показывает, что Трамп уже в 2005 году исчерпал все свои налоговые привилегии от одного миллиарда долларов убытков. Все дело в том, что после дебюта «Ученика» годом ранее деньги рекой поплыли в его карманы.
С 2005 по 2007 год доходы от лицензионных и рекламных сделок пополнили банковские счета Трампа на 120 миллионов долларов чистой выручки. Убытков прошлых лет для уменьшения налогообложения больше не осталось, и он впервые за всю свою жизнь заплатил существенный федеральный подоходный налог в размере 70,1 миллиона долларов.
Как только доходы от его известности стали быстро расти, Трамп кинулся делать покупки, чего он не делал с 1980-х годов, когда богатство отца позволяло ему покупать и строить казино, самолеты, яхты и отели, из-за чего он вскоре оказался на мели.
Когда состоялась премьера «Ученика», Трамп открыл всего два поля для гольфа, а два начал реконструировать. К концу 2015 года у него было 15 таких полей. Старое здание почтамта в Вашингтоне он переделал в «Международный отель Трампа». Но вместо того, чтобы сделать его богаче, каждое новое приобретение, как показывают налоговые записи, опускало его все ниже и ниже в графе сухого остатка.
Давайте посмотрим на результаты приобретения самого крупного гольф-клуба и развлекательно-рекреационного комплекса «Трамп Нэшнл Дорал», расположенного недалеко от Майами. Трамп купил этот комплекс в 2012 году за 150 миллионов долларов. К концу 2018 года его убытки от гольф-клуба составили в сумме 162,3 миллиона долларов. Как показывает налоговая отчетность, он вложил в «Дорал» еще 213 миллионов долларов, и через три года ему придется расплачиваться по кредиту под недвижимость на сумму 125 миллионов долларов.
В Европе у Трампа три поля для гольфа: два в Шотландии и одно в Ирландии. В совокупности их убытки составляют 63,6 миллиона долларов.
В целом с 2000 года Трамп сообщил в налоговые органы об убытках от полей для гольфа на сумму 315,6 миллиона долларов. А ведь это самая ценная его недвижимость.
Несмотря на всю привлекательность мира Трампа, его открывшийся в 2016 году вашингтонский отель показал себя не намного лучше. Налоговая отчетность говорит о том, что его убытки до конца 2018 года составили 55,5 миллиона долларов.
А его компания по оказанию услуг в сфере недвижимости «Корпорация Трампа» сообщила, что с 2000 года ее убытки превысили 134 миллиона долларов. Трамп год за годом лично компенсирует эти потери, называя эти вливания наличности займом с постоянно увеличивающимся балансом, о чем свидетельствуют его налоговые декларации. В 2016 году он отказался от мысли вернуть эти деньги и превратил заем в денежное пожертвование.
Трамп часто утверждает, что его убытки — это в большей степени бухгалтерская магия, нежели реальный деньги, уплывающие за дверь.
В прошлом году, когда «Нью-Йорк Таймс» опубликовала подробности его налоговой отчетности за 1980-е и 1990-е годы, Трамп сказал, что убытки есть результат амортизации. Он написал в Твиттере, что «убытки есть почти во всех случаях», и что большая их часть носить не денежный характер.
«Я люблю амортизацию», — сказал Трамп во время президентских дебатов в 2016 году.
Но это не волшебная палочка, а реальные деньги, потраченные или позаимствованные на покупку зданий и прочей недвижимости, которая должна простоять много лет. Эти затраты следует распределять по годам как расходы, вычитая их в соответствии с эксплуатационным сроком службы актива. Но даже так в правилах есть определенные выгоды для строителей недвижимости, таких как Трамп. Им разрешено пользоваться убытками от недвижимости для сокращения облагаемого налогами дохода от других видов деятельности.
Однако налоговая отчетность компаний Трампа показывает, что они потеряли значительные куски своего состояния еще до учета амортизации. Три поля для гольфа в Европе, отель в Вашингтоне, «Дорал» и «Корпорация Трампа» сообщили об убытках с 2010 по 2018 годы на общую сумму 150,3 миллиона долларов, не включив амортизацию в расходы.
Для понимания того, как выглядит успешная компания с амортизацией или без таковой, далеко ходить не надо. Достаточно посмотреть на портфель акций Трампа, которым он не управляет.
Когда в середине 1990-х зашли в тупик планы строительства мини-города с фирменным знаком Трампа в дальнем Вест-Сайде Манхэттена, его партнер продал долю Трампа трастовому фонду «Ворнадо Риэлти». Трамп оспорил сделку по продаже в суде, заявив, что с ним никто не посоветовался. В итоге он получил 30% акций двух ценных офисных зданий, принадлежавших и эксплуатируемых «Ворнадо».
Его доля в прибылях в конце 2018 года составила 176,5 миллиона долларов с учетом амортизации. Ему не было нужды вкладывать дополнительные средства в партнерства, на что указывают данные налоговой отчетности.
Среди тех компаний, которыми управляет Трамп, его первый успех остается лучшим успехом. Площади для розничной торговли и коммерческая недвижимость в Башне Трампа, построенной в 1983 году, неизменно и стабильно приносят годовой доход свыше 20 миллионов долларов. Всего с 2000 года он заработал на этом 336,3 миллиона долларов, и это позволяет ему оставаться на плаву.
Трамп хорошо известен надувательством своих кредиторов. Однако налоговая отчетность показывает, что он не вернул денег намного больше, чем было известно ранее: в целом 287 миллионов долларов с 2010 года.
Служба по внутреннему налогообложению считает прощеный долг доходом, однако Трампу удавалось уходить от налогов на большую часть этих денег за счет занижения своей способности декларировать будущие коммерческие убытки. В остальном он пользовался положением о спасении от банкротства в период Великой рецессии, которое позволяет на пять лет отсрочить доход от отмененного долга, а затем равномерно распределить его еще на пять лет. Первые 28,2 миллиона долларов он задекларировал в 2014 году.
Опять же, коммерческие убытки Трампа в основном освобождали его от обязанности платить налоги. Он не платил федеральный подоходный налог за 2014 год.
Периодически Трампу приходилось платить параллельный подоходный налог под названием альтернативный минимальный налог. Его учредили в качестве ловушки для богатых людей, чтобы лишить их возможности пользоваться огромными вычетами, в том числе, по причине коммерческих убытков, которые полностью освобождали их от налоговых обязательств.
Трамп платил альтернативный минимальный налог семь лет в период с 2000 по 2017 годы. Его общая сумма составила 24,3 миллиона долларов минус возмещения, полученные им после подачи декларации. За 2015 год он заплатил 641 931 доллар. Это была его первая плата федерального подоходного налога с 2010 года.
Когда Трамп обосновался в Белом доме, он снова начал получать налоговые извещения. В 2016 и 2017 годах его потенциальный налогооблагаемый доход включал 24,8 миллиона долларов прибыли из источников, связанных с его знаменитостью, и 56,4 миллиона долларов от кредитов, которые он не погасил. Из-за страшного альтернативного минимального налога его коммерческие убытки позволили ликвидировать лишь часть обязательств по налогообложению.
Каждый раз он просил продлить срок подачи документов по форме 1040, и каждый раз он вносил требуемую Службой по внутреннему налогообложению плату за подоходные налоги, которые он мог задолжать. За 2016 год это был один миллион долларов, а за 2017-й 4,2 миллиона. Но практически все эти налоги возвращались к нему, когда он подавал налоговые декларации, а большая часть выплат переносилась вперед на покрытие будущих налогов.
Чтобы свести на нет взимаемые налоговые суммы, Трамп воспользовался кредитами на производственные капиталовложения в сумме 9,7 миллиона долларов. Как минимум часть из этих денег пошла на реконструкцию старого почтамта, переделанного в отель. За это он получил рекордную налоговую льготу. Хотя у Трампа и без того кредитов было больше, чем достаточно, и он вообще не обязан был платить никакие налоги, его бухгалтерам удалось выцарапать компенсацию по небольшой сумме налоговых обязательств за 2016 и 2017 годы.
Когда они доходили до 56 строки, где подводится итоговая сумма выплачиваемого подоходного налога, сумма каждый год была одна и та же: 750 долларов.
Давая в феврале 2019 года показания в конгрессе, отстраненный от работы личный адвокат президента Коэн вспомнил, как один раз Трамп показал ему чек Министерства финансов США на огромную сумму и начал размышлять вслух: «Я поверить не могу, какое глупое у нас правительство. Оно возвращает так много денег таким людям как я».
Конфиденциальные документы показывают, что, начиная с 2010 года, Трамп требовал и получал возмещение подоходного налога на общую сумму 72,9 миллиона долларов. Это вся сумма федерального подоходного налога, уплаченная им с 2005 по 2008 год включительно, плюс проценты.
Вопрос о законности такого возмещения оказался в центре внимания аудиторской баталии со Службой по внутреннему налогообложению, которая идет уже давно, хотя и незаметно для публики.
Те материалы, которые изучила «Нью-Йорк Таймс», вполне соответствуют точке зрения Трампа, которую он излагал неоднократно. Президент без каких-либо объяснений называл продолжающуюся аудиторскую проверку веским основанием для того, чтобы не публиковать свою налоговую отчетность. Он повторил это совсем недавно, в июле, когда выступал на «Фокс Ньюс». Тогда он заявил ведущему Шону Хэннити (Sean Hannity): «Эта Служба по внутреннему налогообложению, они обращаются со мной ужасно, просто ужасно».
В этих материалах нет всех подробностей аудита, однако они соответствуют заявлениям его адвокатов, сделанным во время предвыборной кампании 2016 года. Они отмечали, что аудиторские проверки его доходов и деклараций за 2009 и последующие годы не завершены, и что аудиторы также проверяют «упомянутые в декларациях за 2008 год и ранее операции и сделки».
Трамп прикарманил эти огромные и неожиданные суммы возмещений, задекларировав колоссальные коммерческие убытки по своим основным предприятиям за 2008 и 2009 годы на общую сумму 1,4 миллиарда долларов. Налоговое законодательство не позволяло ему воспользоваться этой уловкой в предыдущие годы.
Но чтобы долгую череду провалов превратить в гигантскую сумму возмещения, ему пришлось воспользоваться изворотливостью и ухищрениями своих ловких бухгалтеров. А еще он получил неожиданный подарок от невольного и совершенно невероятного источника — Барака Обамы.
Убытки в бизнесе могут стать купоном на снижение суммы налогообложения. Доллар убытка в одном бизнесе на доллар снижает налогооблагаемый доход в другом. Типы и суммы доходов, которые можно использовать в конкретном году, разнятся в зависимости от статуса налогоплательщика. Однако некоторые убытки можно использовать позднее, или даже запросить по ним возмещение налогов, уплаченных в предыдущем году.
До 2009 года такие купоны можно было использовать для компенсации по налогам всего за два прошедших года. Но в ноябре 2009 года этот срок увеличился в два с лишним раза благодаря незаметной поправке к закону, которую Обама утвердил в рамках действий по выходу из рецессии. Теперь собственники компаний могли потребовать возмещения налогов, уплаченных за четыре предыдущих года, плюс 50 процентов возмещения за пятый год.
Трамп в 2008 году подоходные налоги не платил. Но эта поправка к закону означала, что при подаче декларации за 2009 год он имел право потребовать возместить ему не только те 13,3 миллиона долларов, которые он заплатил налоговикам в 2007 году, но и 56,9 миллиона, уплаченные в совокупности за 2005 и 2006 годы, когда был снят «Ученик», и ему пришлось заплатить, по всей видимости, самые большие налоги за всю жизнь.
Проанализированные «Нью-Йорк Таймс» документы указывают на то, что Трамп подал заявление на первые порции налогового возмещения уже в январе 2010 года. Компенсацию он начал получать быстро, так как по правилам заявку необходимо было рассмотреть и обработать в предварительном плане в течение 90 дней, после чего Служба по внутреннему налогообложению могла провести аудит.
Сумма возмещения по федеральному подоходному налогу у Трампа со временем вырастет до 70,1 миллиона долларов, плюс 2 733 184 доллара процентов. А еще он получил 21,2 миллиона долларов возмещения от местных органов и от штатов, которые часто работают в увязке с федеральной службой по заявкам налогоплательщиков.
Но сохранит ли Трамп все эти деньги? Дать гарантии не может никто.
Возмещение должно быть утверждено аудиторами из Службы по внутреннему налогообложению и совместной комиссией конгресса по налогообложению. Эта комиссия в составе представителей обеих партий больше известна своей работой по анализу последствий налогового законодательства. А оно требует, чтобы эта комиссия давала свое заключение по всем возмещениям физическим лицам на сумму свыше двух миллионов долларов.
Документы показывают, что результаты аудита налоговой компенсации Трампа были направлены в совместную комиссию весной 2011 года. В конце 2014 года было достигнуто соглашение, однако аудиторскую проверку возобновили, и она даже разрослась, потому что аудиторы взялись за изучение отчетности Трампа с 2010 по 2013 год. Весной 2016 года, когда до выдвижения Трампа в качестве кандидата от Республиканской партии оставалось совсем немного времени, его документы вернули в комиссию. Там они остаются по сей день, и вопрос этот так и не разрешился. А срок исковой давности регулярно переносят.
Непонятно, почему это дело притормозили. Однако эксперты предполагают, что разногласия между сторонами просто слишком велики. Если переговоры зайдут в тупик, дело передадут в федеральный суд, и там оно может стать достоянием гласности.
Спор вертится вокруг одного-единственного пункта из заявки Трампа. речь идет о его налоговой отчетности за 2009 год. Тогда он задекларировал коммерческие убытки на 700 с лишним миллионов долларов, которыми ему не позволили воспользоваться в предыдущие годы. Такой гигантский купон на возмещение позволял ему получить часть суммы или всю ее целиком.
В изученных «Нью-Йорк Таймс» материалах нет указаний на то, какой именно бизнес принес Трампу столь крупные убытки. Однако востребовать такие суммы можно только в том случае, если партнеры отказываются от своей доли в бизнесе. А в 2009 году Трамп расстался с предприятием, которое давно уже приносило ему гигантские убытки: несколько казино в Атлантик-Сити.
Когда держатели облигаций Трампа в феврале 2009 года отвергли его предложение о выкупе, а до третьего раунда банкротства оставалась всего неделя, он объявил о своем выходе из совета директоров.
«Я не собираюсь этим заниматься, я не хочу в этом участвовать, — сказал он тогда „Ассошиэйтед Пресс". — Я один из крупнейших в мире застройщиков, у меня есть огромные деньги и много мест, где я могу работать».
В тот же день Трамп уведомил Комиссию по ценным бумагам и биржам: «Я установил, что моя доля в партнерстве ничего не стоит и не имеет возможности восстановить свою ценность». А посему он от нее отказывается.
Это была очень важная формулировка. Трамп слово в слово повторил положение из правил Службы по внутреннему налогообложению, которым регулируется самый выгодный и, пожалуй, самый агрессивный метод ухода от налогов, используемый владельцами компаний, когда они расстаются со своим бизнесом.
Партнер, который выходит из бизнеса, ничего не получая (в налоговом законодательстве это называется добровольный отказ от притязания), может внезапно задекларировать все убытки от бизнеса, которыми он не мог воспользоваться в предыдущие годы. Но здесь есть несколько загвоздок, включая следующий момент. Отказ от притязания — это по сути дела заявка по принципу «все или ничего». Если Служба по внутреннему налогообложению узнает, что владелец получил нечто ценное, сумма допустимых убытков уменьшается до 3 000 долларов в год.
А Трамп, по всей видимости, что-то все-таки получил. Когда процесс банкротства казино был завершен, ему досталось пять процентов акций новой компании. В изученных «Нью-Йорк Таймс» материалах нет указаний на то, что в заявлении Трампа на возмещение отражен его публичный отказ от притязания. Если бы такое упоминание было, эти пять процентов перечеркнули бы его надежды на компенсацию.
Если аудиторы в конечном итоге откажут Трампу в федеральном возмещении на сумму 72,9 миллиона долларов, он будет вынуждены вернуть эти деньги с процентами, а возможно, и со штрафами. Тогда общая сумма может превысить 100 миллионов долларов. А еще он может получить распоряжение о возврате возмещений от местных органов и органов штатов на том же самом основании.
Отвечая на вопрос про аудит, адвокат «Организации Трампа» Гартен сказал, что приведенные «Нью-Йорк Таймс» факт некорректны. Однако в конкретику он вдаваться не стал. Тем не менее, Гартен написал, что «нелогично» утверждать, будто бы Трамп не платил налоги за эти три года просто из-за того, что деньги ему позже вернули.
«Вы утверждаете, что президент Трамп не платил налоги за 10 из 15 предыдущих лет, — заявил Гартен. — В то же время вы утверждаете, что президент Трамп подал заявку на огромное возмещение по уплаченным им налогам на десятки миллионов. Эти ваши утверждения противоречат одно другому, и в любом случае не подтверждаются фактами».
Демократы из палаты представителей, устроившие настоящую охоту на налоговую отчетность Трампа, скорее всего, понятия не имеют, что часть документов находится в здании конгресса. Бывший руководитель аппарата совместной комиссии Джордж Йин (George Yin) заявил, что любая информация о налогоплательщиках, чьи дела рассматриваются, хранится в тайне, и пользоваться ею может лишь небольшое количество юристов из комиссии. Такую информацию крайне редко получают политики, входящие в состав комиссии.
Возможно, что это дело поставили на паузу, потому что Трамп президент, и его личные ставки на переизбрание повышаются. Если его недавнее интервью в программе «Фокс Ньюс» о чем-то говорит, то только о том, что эта проблема волнует Трампа все больше.
«То, что случилось, настоящий позор, — сказал он Хэннити. — У нас была договоренность. На самом деле, как мне кажется, мы даже подписали соглашение. А когда я вступил в гонку, когда я победил, или когда-то давно, все заговорили, типа: „Так, давайте начнем все сначала". Это позор».
Когда изучаешь налоговую документацию «Организации Трампа», обнаруживается одна любопытная закономерность. В период с 2010 по 2018 год Трамп списал примерно 26 миллионов долларов никак не объясненных «гонораров за консультации», занеся их в категорию деловых расходов почти во всех своих проектах.
В большинстве случаев эти гонорары составляли примерно пятую часть его дохода. В Азербайджане Трамп получил 5 миллионов долларов в рамках сделки по строительству отеля и занес 1,1 миллиона долларов в графу «гонорар за консультации». В Дубаи похожая сделка была на 3 миллиона, а сумма гонораров 630 000 долларов, и так далее.
Таинственные крупные выплаты в рамках коммерческих сделок могут вызвать подозрение, особенно в таких местах, где взятки и откаты посредникам являются обычным делом. Но нет никаких доказательств того, что Трамп, который в основном отдает свое имя по лицензионному соглашению другим людям для осуществления проектов, занимался такой практикой.
Скорее, искать ответы на вопросы по поводу таких гонораров, или хотя бы части из них, следует ближе к дому. Трамп сокращал налогооблагаемый доход, назначая членов семьи консультантами, а затем относил гонорары к деловым расходам.
Имена «консультантов» в налоговых документах не указаны. Но кое-что из этого можно понять, сравнив конфиденциальные налоговые отчеты с финансовыми декларациями о доходах Иванки Трамп, которые она подавала, придя в 2017 году в аппарат Белого дома. Иванка Трамп сообщила, что получила в совокупности 747 622 доллара от консалтинговой фирмы, совладелицей которой она является. Эта сумма до цента совпадает с суммой гонорара за консультации по проектам строительства отелей в Ванкувере и на Гавайях, который «Организация Трампа» внесла в заявку на налоговый вычет.
Иванка Трамп состояла в руководстве компаний Трампа, которые получали прибыль и выплачивали гонорары за консультации по обоим проектам. То есть, она выступала в качестве консультанта по тем самым сделкам, которыми должна была заниматься в рамках своей основной работы в отцовской компании.
Когда адвоката Гартена спросили об этой схеме, он отказался от комментариев.
Работодатель может вычесть гонорары за консультации, отнеся их к деловым расходам, и уйти от удерживаемых налогов по зарплате. Чтобы потребовать такой вычет, оказание консультационных услуг должно быть «обычной и необходимой составляющей» в схеме бизнеса. Гонорары должны быть разумными и соответствовать рыночным расценкам, о чем сообщает в своих инструкциях Служба по внутреннему налогообложению. А получатель гонорара обязан платить подоходный налог.
Служба по внутреннему налогообложению применяет гражданско-правовые меры ответственности против тех собственников компаний, которые изобретают схемы ухода от налогов, выплачивая заоблачные гонорары тем, кто на самом деле не является независимым подрядчиком. В 2011 году в налоговом суде рассматривалось одно дело, суть которого сводилась к следующему. Служба по внутреннему налогообложению отказала в вычете почти на три миллиона долларов по консультационным гонорарам партнерам из одной бухгалтерской фирмы, которые платили сами себе через созданные ими же корпорации. Суд постановил, что эти партнеры структурировали гонорары так, чтобы «распределять прибыль, а не выплачивать компенсацию за оказанные услуги».
Нет никаких указаний на то, что Служба по внутреннему налогообложению поставила под сомнение привычку Трампа вычитать из налогообложения миллионы долларов, выплаченные за консультационные услуги. Если выплаты дочери были вознаграждением за выполненную работу, тогда непонятно, почему Трамп внес данные суммы именно в эту форму вместо того, чтобы уменьшить свои собственные налоговые обязательства. Есть другая, более пагубная с точки зрения закона возможность: гонорары могли быть уловкой для перевода средств детям без уплаты налога на дарение.
Проведенное в 2018 году «Нью-Йорк Таймс» расследование показало, что покойный отец Трампа Фред Трамп много лет назад использовал целый ряд сомнительных в правовом отношении схем, чтобы уйти от налога на дарение на миллионы долларов, которые он переводил своим детям. Глядя на эту новую коллекцию налоговых отчетов, нельзя не задуматься о том, что главным мотивационным фактором могли стать как раз такие внутрисемейные финансовые маневры.
Однако то обстоятельство, что суммы гонораров за консультации полностью совпадают с суммами, указанными в отчетности дочерью Трампа, позволяет говорить о том, что президент использовал данный механизм с целью вознаграждения своих взрослых детей, вовлеченных в его бизнес. Надо сказать, что в некоторых случаях, когда выплачивались крупные гонорары, люди, напрямую знакомые с реализуемыми проектами, не знали ни о каких консультантах со стороны, которым платили за работу.
Говоря о неудавшейся сделке по строительству отеля в Азербайджане, по поводу которой возникли серьезные подозрения в коррупции, адвокат «Организации Трампа» рассказал в интервью «Нью-Йоркер», что компания действовала безупречно, будучи просто лицензиаром, выдающим разрешение и не играющим существенной роли. Он добавил: «Мы никому никаких денег не платили». Однако налоговая отчетность трех ООО Трампа, которые участвовали в этом проекте, указывает на то, что гонорары за консультации на общую сумму 1,1 миллиона долларов кто-то все-таки получил.
В Турции один человек, непосредственно участвовавший в строительстве двух башен Трампа в Стамбуле, выразил недоумение, когда его спросили о консультантах по данному проекту. Он заявил, что «Организация Трампа» в Турции никогда не платила никаким консультантам или третьим сторонам. Однако налоговая отчетность показывает регулярные налоговые вычеты по гонорарам за консультации в течение семи лет на общую сумму два миллиона долларов.
Иванка Трамп в своей отчетности показала, что полученные ею гонорары проводились через ООО «Ти-Ти-Ти Консалтинг» (TTT Consulting L.L.C). Это общество с ограниченной ответственностью, по ее словам, оказывало «консультационные, лицензионные и управленческие услуги по проектам недвижимости». Эта фирма, зарегистрированная в декабре 2005 года в штате Делавэр, является одной из многих связанных с Трампом организаций. Варианты аббревиатуры ТТТ или ТТТТ, фигурирующей в названии, по всей видимости, указывают на членов семьи Трампа.
Иванка Трамп, как и ее братья Дональд и Эрик, давно уже является сотрудницей «Организации Трампа», а также ответственным должностным лицом в 200 с лишним компаниях Трампа, которые выдают лицензии на строительство и управление, либо сами управляют отелями и курортами. Налоговая отчетность показывает, что сестра и ее братья получали зарплату в отцовской компании — примерно по 480 000 долларов в год каждый. Когда Трамп стал президентом, зарплаты резко выросли до двух миллионов, хотя Иванка Трамп зарплату уже не получает. Более того, Трамп заявляет, что дети непосредственно и очень активно занимаются ведением переговоров и реализацией проектов. Когда в 2011 году шел один судебный процесс, и Трампа спросили, кому он поручает заниматься важными деталями своих лицензионных сделок, он назвал только Иванку, Дональда-младшего и Эрика.
На недействующем сегодня сайте Иванки Трамп, где раскрываются ее обязанности в «Организации Трампа», должность консультанта не указана. Ее называют там высокопоставленным управленцем, «активно участвующим во всех проектах Трампа и в проектах с его именем, включая оценку сделок, планирование перед застройкой, финансирование, расчеты, строительство, продажи и рекламу». Она «также обеспечивает соблюдение всемирно известных физических и эксплуатационных стандартов Трампа».
«Она участвует в принятии всех решений, как больших, так и малых».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
498

Похожие новости
30 октября 2020, 13:40
31 октября 2020, 01:10
29 октября 2020, 07:21
30 октября 2020, 15:40
30 октября 2020, 19:20
31 октября 2020, 01:10

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
30 октября 2020, 09:50
29 октября 2020, 13:30
30 октября 2020, 11:50
30 октября 2020, 18:00
30 октября 2020, 00:20
30 октября 2020, 19:20

Выбор дня
30 октября 2020, 15:40
30 октября 2020, 12:20
30 октября 2020, 19:20
30 октября 2020, 11:50
30 октября 2020, 17:30

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
24 октября 2020, 18:10
25 октября 2020, 00:20
24 октября 2020, 12:20
25 октября 2020, 08:20
24 октября 2020, 16:10
25 октября 2020, 08:20
27 октября 2020, 17:50