Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Печат: кто будет контролировать Мировой остров?

Параллельно с китайским проектом тысячелетия «Один пояс и один путь» западную и южную часть европейского континента ожидает еще один интеграционный процесс с Азией. Речь идет об энергетическом и стратегически важном проекте, который объединит ресурсы Сибири с экономическим потенциалом европейской промышленности. Так будет решена проблема дефицита ресурсов, с которой европейская экономика боролась на протяжении многих десятилетий.
Связать экономический потенциал, то есть создать симбиоз экономических и технологических возможностей регионов западнее Одера с ресурсными богатствами бескрайних просторов восточнее Урала — это давняя мечта многих геополитиков традиционной ориентации и вековой кошмарный сон геополитиков, представляющих талассократии. Наиболее показательным примером и воплощением архитипичного страха, который вызывает создание единого евразийского блока, являются работы британского географа, ученого и политика Хэлфорда Дж. Маккиндера. Он обогатил мир геостратегического планирования книгой, которая стала классикой в науке о континентах и цивилизациях. В «Географической оси истории» Маккиндер исключительно точно подметил, что вся история мира развивается на Мировом острове и вокруг него, то есть на Евразийском континенте и пространстве от Атлантического до Тихого океана. Британский геополитик отмечает, что на этом пространстве существует особый пояс в Восточной Европе. Он позволяет брать под контроль «ось», то есть Хартленд, как эту территорию называет сам Маккиндер. Хартленд географически совпадает с территорией современной Сибири. Его формула гласит: «Кто контролирует Восточную Европу, тот командует Хартлендом; кто контролирует Хартленд, тот командует Мировым островом (то есть Евразией и Африкой); кто контролирует Мировой остров, тот командует миром». В этой формуле сжаты геополитическое восприятие и позиция этого британского дворянина и архитектора современной геополитики англо-саксонских народов. В этой формуле — ключ к пониманию всех шагов, направленных на замедление и блокирование реализации проектов «Северный поток с 2» и «Турецкий поток».
Север
История «Северного потока — 2» началась непосредственно после завершения газопровода «Северный поток». В 2015 году на полях экономического форума в Санкт-Петербурге исполнительные директора крупнейших энергетических компаний в мире (Газпром, EON, «Роял Датч Шел» и «ОМФау») договорились о строительстве дополнительных газопроводов, по которым больше газа поступало бы из России в Германию. Так была заложена основа проекта, который, по словам немецкого канцлера Ангелы Меркель, является «одним из крупнейших инфраструктурных проектов нашего времени». Это подтверждают и цифры. Мощность «Северного потока — 2» достигает более 55 миллиардов кубометров газа в год, а это значительная доля в годовом европейском потреблении газа, которое в последние годы составляет около 400 миллиардов кубометров. Таким образом, российская доля — 38%. В связи с этим нельзя забывать, что крупнейшая промышленность в ЕС (немецкая) потребляет до 50% годового импорта российского газа. Это объясняет, почему «Северный поток — 2» — энергетическая артерия мощнейшей экономики Европейского Союза.
Этот газопровод, имеющий огромное значение, вызвал обеспокоенность за океаном. Начались нападки и попытки помешать завершению строительства «Северного потока — 2». Многие аналитики предсказывали потепление в отношениях между Российской Федерацией и США во время мандата Трампа, но на поле энергетической конфронтации происходило совсем другое. Во-первых, США со всей мощью надавили на страны Европейского Союза, заставив их протестовать против «Северного потока — 2». В результате этого американского давления посол США в Берлине Ричард Гренелл (судя по всему, он первый, кто добивается подавления политической власти Германии на Старом континенте) смог заявить, что «15 европейских государств, а также Европейская комиссия и Европейский парламент, выразили обеспокоенность в связи со строительством „Северного потока — 2"».
На защиту американских энергетических интересов встала и Польша, которая вместе с прибалтийскими странами и Украиной выступила резко против этого энергетического проекта. Подобное поведение Польши и ее соседей напоминает геополитическую инициативу польского государственного деятеля Юзефа Пилсудского, предложенную им в конце Первой мировой войны. Речь о «Междуморье». В данном случае симптоматично, насколько единодушно польские, украинские и прибалтийские политики пытаются помешать тому, чтобы Россия соединилась с западной частью Европы. Они создали единый блок, то есть буферную зону от Балтийского до Адриатического моря на той же геополитической основе, что и «Междуморье». Свою идею они формально закрепили с помощью «Инициативы трех морей», которая географически почти идентична инициативе вековой давности.
Помимо политических и геополитических попыток сорвать один из крупнейших инфраструктурных проектов нашего времени, в ход идут и меры правового характера. Сначала ужесточились экологические требования; потом пришлось долго ждать решения датского Агентства по защите окружающей среды, которое наконец пришло в октябре прошлого года. Через несколько месяцев ввели пакет санкций против тех компаний, которые участвуют в проекте «Северный поток — 2», а также «Турецкий поток». Санкции, как часть бюджета Министерства обороны США, стали карательной мерой для тех компаний, которые не отказались от проведения работ по укладке трубопровода. Эти санкции предполагают, в том числе, конфискацию имущества юридических и физических лиц, а также лишение въездных виз в США для тех лиц, кто связан с этими компаниями. Вскоре после принятия этого пакета санкций швейцарская компания Allseas Group SA прекратила работы по укладке трубопровода, поставив тем самым под вопрос своевременное завершение «Северного потока — 2» в момент, когда 94% труб уже проложены. Для решения новой проблемы, а также чтобы соблюсти датский закон, которые запрещает прокладку газопровода судами без соответствующих геолокационных систем, было найдено ловкое решение: российские корабли проложат трубы в «тандеме» с кораблями, где есть требуемая технология. Поэтому россияне заверяют, что не стоит беспокоиться и «строительство газопровода „Северный поток — 2" завершится, даже если США введут новые санкции». А они уже на подходе. Новый пакет санкций на этот раз направлен против инвесторов этого проекта и потенциальных покупателей. Эти санкции, уже существующие и запланированные, должны не только затормозить реализацию проектов «Северный поток — 2» и «Турецкий поток», но и «убедить» европейские страны диверсифицировать пути газоснабжения и выбрать американский СПГ. Его в Европу доставляли бы на американских танкерах. Правда, в этом плане полностью отсутствует экономическая логика.
Юг
Вышеупомянутый «Турецкий поток» был задуман в 2014 году в качестве замены для неудачного проекта «Южный поток». Его мощность несколько меньше, чем у его «брата-близнеца» с севера Европы (запланированная мощность «Турецкого потока» достигает около 38 миллиардов кубометров в год). Цель «Турецкого потока» — с южного направления (из Краснодарского края) обеспечить бесперебойные поставки российского газа для европейских партнеров. Учитывая обстоятельства, в которых вернулись к этому проекту, пожалуй, лучше было бы назвать его «Феникс», так как решение о строительстве «Турецкого потока» принималось после того, как Россия и Турция преодолели момент максимальной напряженности во взаимоотношениях (кризис спровоцировал инцидент с Су-25, который турки сбили над Сирией). Согласно плану этот газопровод пройдет по территории Турции, Греции, Болгарии, Сербии и Венгрии, а его ветки, возможно, появятся в соседних странах, таких как Республика Сербская и Хорватия. Таким образом, газом будет обеспечен весь Балканский полуостров и Центральная Европа. В случае запуска южной энергетической трассы в значительной мере снизится значение до сих пор самого загруженного газопровода через Украину. Повысится энергетическая безопасность Европы.
Несмотря на нынешние идиллические отношения между Москвой и Анкарой, не стоит забывать, что Турция в последнее время сокращает объемы закупаемого российского газа, заменяя его газом из Азербайджана и месторождения Шах-Дениз. Этот газ поступает по Трансанатолийскому газопроводу, который откровенно поддерживает вашингтонская администрация. По последним данным, Турция впервые за последние 13 лет не вошла в тройку крупнейших покупателей российского газа. Это следствие переориентации официальной Анкары на поставщиков из Азербайджана, Катара, Алжира и Нигерии. Подобное может заставить сомневаться в искренности намерений Турции. Еще один элемент в мозаике южного фронта энергетической войны — Сирия. Конфликт там начался непосредственно после подписания меморандума о строительстве ирано-ирако-сирийского газопровода, названного тогда «Исламским». Он вбил бы последний гвоздь в крышку гроба американских ближневосточных газопроводных проектов, таких как «Набук» и Трансанатолийский газопровод. При этом не стоит забывать о «факторе Эрдогана» и его политике в отношении Сирии, поскольку его геополитические решения могут сыграть судьбоносную роль в судьбе «Турецкого потока». Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, желая позиционировать себя как лидера, несущего мир и стабильность, может легко начать двойную игру и вернуть к жизни американские газопроводные детища, подбив на этот раз не российский самолет, а российскую экономическую стабильность.
«Свадьба Европы и Азии»
Вопрос об энергоносителях и ресурсах никогда не являлся прерогативой экономики и рынка, как и текущей политики. Строительство трасс, в данном случае газопроводных магистралей, всегда создавало основу для переплетения и обмена культурными и цивилизационными образцами. В связи с этим газопроводы «Северный поток — 2» и «Турецкий поток» представляют собой две важные оси, которые могут надолго связать континентальный Восток с континентальным Западом, превратив морские и океанские цивилизации в рядовой фактор единого многополярного мира. Это предвидел и немецкий юрист и геополитик Карл Шмитт, который, наблюдая за историческим развитием цивилизаций, увидел постоянный конфликт между сухопунтыми и морскими силами. В его понимании естественная интеграция заключается как раз в объединении всех демографических, исторических, философских, культурных и экономических потенциалов евразийского континента в один монолитный континентальный блок, который станет противовесом «островным» цивилизациям. Поэтому в воплощении этой несбывшейся мечты об объединении Мирового острова важную роль играют «Северный поток — 2» и «Турецкий поток», проекты, которые, прежде всего, могут сделать возможным экономическое сотрудничество и интеграцию Запада и Востока. Вследствие этой интеграции и реализации цивилизационной инициативы «Один пояс и один путь», несомненно, откроются возможности для культурного и идейного слияния европейского и азиатского наследия. Но произойдет это при условии, если евразийские народы обеспечат мирный путь развития и пресекут попытки «внешнего влияния». Тогда еще при жизни нашего поколения мы сможем стать свидетелями еще одного исторического повторения, еще одной «свадьбы Европы с Азией».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
832

Похожие новости
01 июня 2020, 12:10
01 июня 2020, 15:50
02 июня 2020, 01:20
01 июня 2020, 17:50
01 июня 2020, 16:30
02 июня 2020, 10:50

Новости партнеров

Актуальные новости
01 июня 2020, 19:40
02 июня 2020, 10:50
02 июня 2020, 12:50
01 июня 2020, 17:50
31 мая 2020, 17:10
01 июня 2020, 14:00

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
31 мая 2020, 02:20
28 мая 2020, 16:50
31 мая 2020, 13:20
27 мая 2020, 01:30
30 мая 2020, 01:40
31 мая 2020, 21:20
30 мая 2020, 15:30