Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Polityka: российские спецслужбы творят в Польше что им вздумается

Интервью с сотрудником еженедельника «Политика» Гжегожем Жечковским (Grzegorz Rzeczkowski), номинированным на престижную премию имени Анджея Войчеховского за книгу «Написано иностранным алфавитом».
Polityka: Премия имени Анджея Войчеховского (Andrzej Woyciechowski) вручается в частности за «отвагу в стремлении открыть правду». Вы думаете, польская общественность осознала, кто стоял за прослушками в варшавском ресторане «Сова и друзья»?
Гжегож Жечковский: Общественность в широком смысле, скорее, еще нет, эту историю она продолжает считать «аферой официантов». Однако часть поляков наверняка все поняла, вопрос только в том, насколько велика эта часть. Я бы предположил, что это не большинство. То, что на самом деле происходило в «Сове и друзьях», до сих пор не стало широко известным фактом.
— Возникает вопрос, какой силой обладает журналистика. Можно издать книгу, которая отвечает на ключевые вопросы, связанные с нашей политической сценой, добиться хороших показателей продаж, но в итоге выяснить, что на избирателей это никак не повлияло. Похожую ситуацию мы видели в Австрии, где две недели назад победу на выборах с рекордным результатом одержали правые, хотя ведущий политик из Австрийской народной партии был замешан в скандал с российскими мотивами. Можно ли вообще повлиять на общественность?
— В первую очередь общественность должна представить себе некоторые вещи, а за то, сможет ли она это сделать, несут ответственность в первую очередь СМИ, журналисты и политики, то есть все те, кто задает у нас тон общественных дискуссий. Нужно начать разговор о том, что Россия и ее спецслужбы беспрестанно оказывают влияние на выборы в Польше, а также в других странах Европы и мира. Москва старается расколоть демократические государства изнутри, а также рассорить их между собой в рамках международных организаций, как ЕС, или военных союзов, как НАТО. Расколотое общество (неважно, польское или, например, британское) утрачивает способность принимать важные решения на тему вопросов, касающихся безопасности, начиная заниматься имеющими мало значения с этой точки зрения темами вроде скандала с прослушками, смоленской катастрофы, брексита или спорами об импичменте Дональда Трампа.
— Вы считаете расследование причин смоленской катастрофы незначительной темой?
— Нет, она была важной, в особенности до того момента, когда появились итоги расследования. Они были обнародованы в отчете комиссии Ежи Миллера (Jerzy Miller) в июле 2011 года. То есть через год с небольшим после того, как произошла катастрофа, тему анализа ее причин можно было закрыть. Между тем раздувание этой темы было выгодно России: она могла показать миру, что Польша несерьезная и в целом не имеющая значения страна, которая не может даже расследовать самое важное для себя дело, а значит, с ней не стоит вести сотрудничество.
Поляки любят успокаивать себя, что раз польскому обществу свойственны антироссийские настроения, Москве не удастся распространить у нас свои влияния, тем более нам прекрасно известны российские методы и за 45 лет коммунизма мы успели многое о россиянах узнать. Методы, однако, меняются. Сейчас Россия не стремится к тому, чтобы в Варшаве появилось пророссийское руководство, поскольку эта цель недостижима. Кремлю достаточно такого, которое будет со всеми конфликтовать, бросит Украину на произвол судьбы и в целом не станет мешать Кремлю продвигать его интересы. Если мы сейчас не займемся этой темой, скоро мы можем проснуться в действительности, напоминающей украинскую рубежа 2013-2014 годов, только тогда Польша уже не будет в полной мере независимым государством. Возвращение к ситуации XVIII века — это уже не столь невероятная перспектива.
— Не должна ли этим заниматься контрразведка?
— Да, должна, но в Польше контрразведки (ни гражданской, ни военной) фактически нет. За четыре года, пока у власти находилась партия «Право и справедливость», контрразведку разрушили. Об этом свидетельствует хотя бы то, что она не разоблачила ни единого российского шпиона. Эта служба занимается сама собой, делая вид, будто обеспечивает полякам безопасность. Если она кого-то и преследует, то только своих бывших сотрудников и начальников, которые всерьез относились к исходящей от России угрозе.
— А как же сотрудник министерства энергетики, которого обвинили в работе на ГРУ?
— Источники, близкие к контрразведке, говорят, что на Марека В. указали нам американцы, а если бы они этого не сделали, он бы, по всей видимости, до сих пор работал в министерстве. Агентство внутренней безопасности широко освещало дело студентки Екатерины Ц., которая «критиковала польскую историческую политику». Конечно, контрразведка должна заниматься такими вещами, но если она преподносит нечто такое, как свой огромный успех, это просто смешно. При этом та же самая контрразведка не может разоблачить агентов, которые занимаются реальной шпионской деятельностью: нелегалов (то есть тайных шпионов, давно живущих в Польше) или людей, работающих под дипломатическим прикрытием. Здесь также стоит вспомнить об истории переводчицы Антония Мачеревича (Antoni Macierewicz) Ирине О., связи которой с российскими спецслужбами так и не расследовали. Когда партия «Право и справедливость» пришла к власти, ее дело успешно замяли.
— А Матеуш Пискорский (Mateusz Piskorski)?
— Дело партии «Смена» и Пискорского, то есть открыто пророссийских кругов, начали еще при предыдущем руководстве. Он сам попал под арест в 2016 году, а спустя три года его выпустили под залог. Никакого обвинительного акта не появилось. При этом не изучаются контакты таких радикальных группировок, как «Лагерь великой Польши», хотя известно, что они брали у россиян деньги, в частности, на организацию антиукраинских выступлений и провокаций.
Кстати, с тех пор как у власти находится «Право и справедливость», Агентство внутренней безопасности не публикует ежегодные отчеты о своей деятельности. Чем оно занимается? Это нам неизвестно. Между тем появляется пугающая информация о том, какую деятельность ведут в нашей части Европы россияне: они убивают, устраивают заговоры, готовят государственные перевороты. Мы не знаем только, сколько таких вещей происходит в Польше.
— Почему «Право и справедливость» не интересует эта тема?
— В своей книге я рассказываю, что партия «Право и справедливость» извлекла выгоду из скандала с прослушками, а связанные с ней люди были к ним причастны. В таких обстоятельствах нас уже ничто не должно удивлять. Тот факт, что в Польшу потоком идет российский уголь, польские электростанции от него зависят, а польское правительство с этим никак не борется, тоже должен заставить нас задуматься. Пока активная деятельность России в нашей стране на руку «Праву и справедливости». Следует добавить, что польская правящая партия не доверяет спецслужбам, которые не она сама создавала, а это не облегчает контрразведке работу.
При этом появляются альтернативные ведомства, как Центральное антикоррупционное бюро. Поимка российских шпионов в сферу его компетенций не входит, зато оно может преследовать оппозиционных политиков под лозунгом борьбы с коррупцией и создавать таким образом видимость безопасности. Недавно появилось сообщение, что ЦАБ приобрело программу"Пегасус" — созданное связанными с «Моссадом» людьми опасное кибероружие, которое позволяет получать доступ к теоретически надежно защищенным системам обмена сообщениями. Сложно поверить, что ее купили для борьбы с коррупцией.
— Вы, в том числе в вашей книге, рисуете очень мрачный образ Польши. Она предстает беззащитной страной, в которой разные спецслужбы могут делать все, что им вздумается. Как изменить ситуацию?
— Политики таковы, каково общество, так что они не станут заниматься ничем, что не интересует избирателей. Почти два года назад покончил жизнь самоубийством Петр Щенсный (Piotr Szczęsny). Свое прощальное послание он закончил такими словами: «Не ждите, когда за вас все сделают политики, потому что они ничего делать не будут». Ответственность лежит на общественности и лидерах общественного мнения. Люди должны оказывать давление, спрашивать своих депутатов: что происходит с делом о прослушках, почему контрразведка не публикует ежегодные отчеты о своей деятельности?
Без этого ничего не изменится. Еще в 2014 году из Польши выдворили некоего Эдуарда Шишмакова — военного атташе российского посольства. Спецслужбы Черногории позднее выяснили, что он руководил группой, которая собиралась произвести в этой стране переворот. Сейчас благодаря публикации «Нью-Йорк Таймс» мы знаем, что Шишмаков был сотрудником подразделения 29155, созданного ГРУ для проведения специальных операций.
На счету этого подразделения, в частности, хакерские атаки на серверы Национального комитета Демократической партии США в 2016 году или покушение на болгарского торговца оружием Эмилиана Гебрева. Мы знаем, что Шишмаков завербовал офицера из польского министерства обороны и юриста, который мог предоставить сведения на тему СПГ-терминала в Свиноуйсьце.
По каким-то причинам польское руководство на эту тему не высказывается, а россиянам только того и надо. Уже при первом правительстве «Права и справедливости», когда Антоний Мачеревич разрушил военную разведку и контрразведку, российские шпионы уверяли своих агентов в отсутствии какой-либо опасности, ведь польские спецслужбы настолько слабы, что они бы ничего не предприняли, даже если бы россияне приходили на встречи в российской форме.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
920

Похожие новости
20 ноября 2019, 20:00
20 ноября 2019, 14:30
20 ноября 2019, 14:30
19 ноября 2019, 13:40
20 ноября 2019, 11:40
20 ноября 2019, 14:30

Новости партнеров

Актуальные новости
20 ноября 2019, 17:10
19 ноября 2019, 11:00
20 ноября 2019, 20:00
20 ноября 2019, 11:40
20 ноября 2019, 12:30
19 ноября 2019, 11:00

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
18 ноября 2019, 19:10
17 ноября 2019, 01:10
16 ноября 2019, 11:30
15 ноября 2019, 21:40
19 ноября 2019, 17:10
16 ноября 2019, 01:10
19 ноября 2019, 14:30